ГОСУДАРСТВЕННОЕ АГЕНТСТВО ПО ДЕЛАМ МОЛОДЕЖИ, ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА
ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Финансирование спорта в КР сократят на 75% – интервью с директором Госагентства спорта

14-05-2020 05:49

Директор Государственного агентства по делам молодежи, физической культуры и спорта Канат Аманкулов в интервью Reporter.kg рассказал о том, как сокращение финансирования ведомства отразится на его работе, о подготовке к перенесенной Олимпиаде и Всемирных играх кочевников.

– Недавно стало известно о том, что бюджет Госагентства по делам молодежи, физической культуры и спорта будет сокращен на 50%. Как, в связи с этим, будет скорректирована работа ведомства?

– По предварительным данным, которые подготовило Министерство финансов, бюджет сократится на 75%. Из 400 миллионов, предусмотренных на 2020 год, около 300 миллионов урезается.

– Такое сокращение как-нибудь повлияет на подготовку спортсменов к Олимпийским играм?

– Такое сокращение кардинальным образом повлияет. Открыто скажу: это парализует всю нашу систему. Потому что, те средства, которые Министерство финансов нам предварительно оставляет, уже использованы. Ребята уже прошли квалификационные турниры, проходили учебно-тренировочные сборы, мы покупали фармакологию. Кроме этого, у нас такие виды спорта, как конный спорт. Мы должны уделять на содержание данного вида спорта. И еще есть Республиканский спортивный колледж. Надо организовывать питание детей.

– Сократилась ли зарплата сотрудников спортивно-образовательных учреждений?

– Нет. Заработная плата выплачивается своевременно в полном объеме. В этой части государство стопроцентно выполняет свои обязательства.

– Насколько легко дается дистанционное обучение, как преподавателям, так и ученикам?

– Что касается тренировочного процесса, это практически неприемлемо. В закрытом помещении спортсмен не может тренироваться. Для каждого вида спорта есть определенные условия. Кроме этого, должны быть спарринг-партнеры. В этой части, конечно, спорт очень много теряет.

– Есть ли у Госагентства какая-нибудь стратегия возвращения к привычной спортивной жизни после карантина?

– Да. В связи со смягчением карантинных условий, мы планируем поэтапно начать работу всей сферы физической культуры и спорта. На первом этапе мы решили начать учебно-тренировочные процессы для главных сборных команд Кыргызстана. Это для тех спортсменов, которые будут готовиться к Олимпийским играм. Это же касается и наших игровиков. Уже обратились федерации футбола, волейбола, баскетбола. На втором этапе мы будем подключать молодежные и юношеские сборные.

– Когда начнут открываться спортивные объекты для граждан: Дворец спорта и т.д.?

– Вопрос с Дворцом спорта очень тяжелый в связи с тем, что Министерство финансов урезало бюджетное финансирование. Мы за счет экономии своих средств выплачивали заработную плату. Мы недавно приняли решение законсервировать Дворец спорта, так как он не приносил денег,и со стороны государства нет финансирования. Что касается других объектов, как я сказал ранее, в связи с тем, что мы начнем учебно-тренировочные сборы команд, мы начнем потихоньку предоставлять для них наши спортивные объекты в условиях карантина с соблюдением санитарных норм и правил. Мне постоянно звонят руководители фитнес-клубов, федераций. В программе правительства есть поэтапное снятие ограничений. В ней предусмотрены условия открытия данных центров. Скоро мы совместно с врачами нашего Спортивно-реабилитационного центра и Минздравом разработаем рекомендации по функционированию спортивных клубов.

– Что со стадионом Долона Омурзакова?

– Все это время мы привлекали сотрудников стадиона. Я еженедельно смотрел, контролировал. Кроме этого, за газоном постоянно смотрит агроном Федерации футбола. Стадион находится в рабочем состоянии. Как только карантин закончится, мы предоставим нашим гражданам время для тренировок.

– Возвращаясь к Олимпиаде: в связи с переносом, все ли спортсмены смогут принять участие в следующем году?

– Те спортсмены, которые получили лицензии – да. Возраст позволяет. Конечно, есть сожаления. Очень многие спортсмены подходили к пику формы. Это и Маслова, и Тыныбекова. Есть ребята, которые получили травмы и не могли квалифицироваться. Для них это, может быть, позитивно. Но для наших ведущих спортсменов это, конечно, психологически сильный удар.

– На сегодня Кыргызстан имеет 5 лицензий на Олимпиаду. Как вы думаете, есть ли у нас еще шансы?

– У нас шансы есть. Ребята готовятся по 15 видам спорта. Мы предварительно ставили план – 19 лицензий. Но я изначально говорил, что мы должны уходить от стереотипа количества полученных лицензий. Мы должны идти к качеству тех спортсменов, которые участвуют в Олимпийских играх. То есть, завоевание медалей.

– Есть ли у Кыргызстана паралимпийцы, имеющие лицензии?

– На сегодняшний день наши паралимпийцы не имеют лицензий. Но та тенденция, которая имеется сегодня в паралимпийском спорте Кыргызстана, дает надежду, что несколько спортсменов получатся лицензии. Это по пауэрлифтингу, триатлону, марафону. На сегодняшний день ребята тренируются, готовятся.

– Как карантин в целом скажется на психологической и физической подготовке спортсменов?

– Карантин очень сильно сказался на спортсменах и в физическом, и в психологическом плане. Это из-за отсутствия хорошей базы и хорошего учебно-тренировочного процесса, медицинского сопровождения. В психологическом плане — это изолированность, отсутствие спарринг-партнеров, соревновательного процесса. Нам придется довольно сильно поработать с нашими главными тренерами, чтобы в кратчайшее время ребята вошли в свою форму.

– Что будет со Всемирными играми кочевников? В этом году они впервые должны были пройти не в Кыргызстане.

– Учитывая тот факт и мировую практику, когда такие масштабные мероприятия, как Олимпиада, переносятся, Кыргызстан и турецкая сторона предложили перенести проведение IV Всемирных игр кочевников на следующий год.

– Будут ли вноситься какие-нибудь коррективы в развитие спорта в регионах?

– На этот год у нас было запланировано около 2 тысяч спортивных мероприятий по регионам. Практически 80% этих мероприятий в связи с отсутствием финансирования не будут проводиться. И мы должны учесть, что детско-юношеские спортивные школы начнут работать в обычном режиме где-то к июлю-августу.

– В 2019 году был открыт Спортивно-реабилитационный центр. Расскажите, как функционирует сегодня.

– Мы к этому долго шли. Нас поддержало правительство. С пониманием к этому отнесся Минздрав. На сегодняшний день работает в основном с членами главных сборных команд. В связи с цифровизацией, мы в ближайшее время получим компьютеры, в которые будут вноситься данные всех спортсменов. Сейчас готовится проект совместного приказа министра здравоохранения и директора Госагентства о порядке прохождения медицинского осмотра членов сборных команд Кыргызстана.  Кроме этого, нами прорабатывается несколько вариантов привлечения средств, чтобы оснастить данный центр необходимым инвентарем.

– Какие работы ведутся по созданию Национального антидопингового агентства?

– Мы уже согласовали с WADA (Всемирное антидопинговое агентство, – прим.) и его региональным представительством в Азии все необходимые процедурные вопросы. На сегодняшний день устав WADA. Я думаю, что  где-то в середине июня данная структура будет организована. Зачем мы открываем антидопинговое агентство? Во-первых, это даст нам право голоса в WADA. Во-вторых, мы сможем проводить бесплатные тесты и обучающие семинары. В-третьих, самое главное – профилактика того, чтобы спортсмены не употребляли запрещенными препаратами во вред своему здоровью. В-четвертых, мы должны принять мировую практику, когда отдельным спортсменам нужно медицинское сопровождение. А для того, чтобы медицинское сопровождение легализовать, нужно Национальное антидопинговое агентство. Ну и, конечно, соблазна принимать запрещенные препараты у наших спортсменов поубавится.

– А как сегодня проверяют наших спортсменов?

– Приезжают допинг-офицеры, получают пробу и отправляют в лабораторию за границу. Кроме этого, все наши ведущие спортсмены проходят допинг-контроль на крупнейших турнирах.

 ИА Reporter.kg